Истории героев: Начало нового путешествия ч.5

Ночь медленно и мягко опускалась на Дазар’Алор. Вдалеке стаи теродактилей летели к своим гнездам. Самки кормили птенцов в это время суток, их крики затихали вдалеке, а звуки водопадов становились громче. Тучи покрывавшие весь день небо растворялись на глазах, оставляя легкую дымку из нежных пушистых облаков. Над городом взошла полная, жемчужная луна. Её свет давал холодноватый оттенок Золотому городу, а его барельефы отбрасывали замысловатые тени на землю. Воздух наполнился ночной свежестью и прохладой… Звезды засияли ярче, такие далекие – они стали чуть ближе.

Тэотормон сидел на самом краю платформы у Великой печати и чувствовал ночь за своей спиной. Открыв глаза он окинул, такой уже родной его сердцу вид на город. Взяв в руки перо он продолжил что-то писать в своем блокноте. На секунду он отвлекся от написания и стал рассматривать близстоящего стражника столицы Зандаларов. “Как удивительно сияет кожа при лунном свете у этих чужестранцев…” – подумал он. Жрец заметил это ещё тогда, когда при полной луне они бежали из Штормграда преследуемые воинами Альянса. Тогда он бок о бок находясь с ней,  он ловил себя на мысли об их удивительном сияющем оттенке кожи. Уже тогда он воспылал к ней уважением и преданностью. Наблюдая её схватку с флотом Альянса, он тот час же преклонил перед ней колени. Эта удивительная Зандаларка чистых и благородных кровей смотрела на него глазами полными сияющего, голубого огня. В этом огне читался дух решимости, борьбы и уверенности. Дурманящие движения в воздухе, молитвы и наконец, призыв… Великого Лоа Королей. Он до сих пор помнил дрожь от его невидимых шагов и чувствовал его силу… Её силу!

Прошло немало времени и он стал свидетелем нескольких значимых событий с участием этой принцессы. В голове мелькали сцены сражения на вершине древней темницы Ульдира, кровавые завихрения и гул могучего механизма… Победа, они стоят вдвоем на краю, тяжело дыша вглядываются в зияющую темноту неизвестности, в нос бьет запах гнили. Он берет её за дрожащую руку и уводит… Г’уун, этот бой он никогда не забудет. Тогда полегло немало достойных воинов, смерти которых превратились в кровоточащие язвы на сердце жреца.

Прикрыв на секунду глаза, Тэотормон тяжело вздыхает и морщится. Пришло тяжелейшее воспоминание о гибели её отца и о его предательстве. Она, стоя на коленях около убитого короля, немо проливает слёзы от обиды и горя. Жрец находясь рядом, скорбит вместе с ней и сжимая кулаки жаждет мести. Его пожирала её боль… Но хладнокровие, которое последовало за этим поразило даже сдержанного жреца, она рвалась в бой…Она должна их догнать, они должны понести наказание за такое ужасное преступление! Следуя за ней, он улавливал каждое движение ветра проходящего сквозь её одежды. Он чувствовал сердцем, что его преданность к ней растет.  Эта жрица может научить самообладанию даже самых искусных воинов. 

Что-то отвлекло его от этих размышлений, подняв взгляд и оглянувшись – он увидел её, его сердце сжалось. Она стояла на вершине пирамиды, где располагался уже её трон и смотрела прямо на него. Свет полной луны придавал её коже таинственное свечение. Будто сама луна, она отражала этот жемчужный свет. Тэотормон не отрываясь наблюдал за ней. Как вдруг, медленно прикрыв глаза, принцесса Таланджи развернулась и скрылась из виду. Он ещё долго всматривался в то место, где она стояла, улавливая след от её свечения. Какой-то крик заставил вернуться жреца к своим записям, он еле заметно улыбнулся, почесав пером за ухом…

Добавить комментарий